ПрЫнЦ ПоТрОшИтЕлЬ
I DO WATH I WANT! / Однажды, в студеную зимнюю пору я из лесу вышел Громить Ётунхейм!!


- Так что, идем ко мне после пары? – Тор настойчиво дергал Локи за рукав.

- А? – нехотя отозвался тот, не отрывая взгляд от конспекта. С некоторых пор Локи избегал смотреть другу в глаза. – Зачем мне идти к тебе?

- Ты меня вообще слушаешь? – возмутился Тор. – Я говорю, у меня родителей до вечера дома нет!

- И что? – Локи непонимающе вскинул бровь.

- Предлагаю пробить последнюю пару и пойти ко мне, - развил свою мысль Тор. - Ты же никогда у меня не был, а я у тебя постоянно торчу.

- Да уж, - механически съязвил Локи. – Даже Фандрал заметил. Как тебя нет, сразу беспокоится.

«Что, у твоего приятеля наконец-то открылись глаза, и он променял тебя на девку?» - в голове моментально зазвучал голос надоедливого соседа. Локи поморщился.

- Вот я и говорю, сегодня сидим у меня. Идет? – Тор обладал дивным талантом гнуть свою линию при любых обстоятельствах.

- Слушай, это последняя учебная неделя перед сессией, и пробивать… - тут Локи совершил ошибку: он отвлекся от конспекта и взглянул в глаза напротив.
Взглянул – и засмотрелся. В них отражалось столько искреннего, веселого раздолбайства и полной незамутненности, что сопротивляться тлетворному влиянию решительно не хватало сил.

- Ладно. Хорошо, - сдался Локи. - Но только в этот раз!

- Ты сделал правильный выбор, - Тор от души хлопнул друга по коленке. Тот нервно отпрянул, но Одинсон не привык придавать значение таким мелочам.

Локи, напротив, казалось, что вся жизнь состоит из этих незначительных волнующих мелочей. Последние недели его волновало лишь одно: как заставить себя относится к Тору, как прежде?
Как к туповатому богатенькому приятелю, милому и бесконечно инфантильному.

Теперь все перевернулось с ног на голову.
Того раза, что Одинсон ночевал у Локи, оказалось достаточно, чтобы понять: их отношения вдруг перестали быть однозначно приятельскими – по крайней мере, для Локи. Это пугало: как правильно дружить, Лафейсон более-менее уяснил. Но как обращаться с существом, которого, предварительно выгнав взашей Фандрала, хотелось запереть в спальне с самыми развратными намерениями, он понятия не имел. Логика подсказывала, что для гармонии с самим собой надо просто поддаться желаниям.
Но последнее время Локи своей логике отчего-то не доверял.

Душевная гармония с каждым днем становилась все более условной. Руны не успокаивали, как прежде, амбициозные планы потеряли свою прелесть. День за днем Локи просыпался с мыслью, что сегодня снова увидит Тора – и улыбался, как последний кретин.

- Перестань так радостно лыбиться, - умолял Фандрал. – Выглядит так, будто ты мысленно расчленяешь меня.

- Нет, - отвечал Локи, ухмыляясь. – Не тебя. Да и не расчленяю, собственно говоря.

Фандрал шипел ругательства и дезертировал.
А Локи улыбался, широко и искренне.

Тор, казалось, начал о чем-то догадываться.

- Ты чего такой довольный? – подозрительно спрашивал он. – Натворил чего?

- Пока нет, - оптимистично откликался Локи. – Но если натворю, ты узнаешь об этом первым.

- Как скажешь, - недоверчиво кивал Одинсон.

А Локи улыбался, как конченый влюбленный идиот.

***
Дом у Одинсонов был богатым.
Это был первый и главный эпитет, пришедший в голову Локи при виде золотой лепнины на потолке, высоких кресел с ярко-алой шелковой обивкой, бархатных изумрудных штор и ярко-малиновых стен.

«Ужас какой, - мысленно прокомментировал он. – К этим деньгам хоть каплю мозгов и вкуса».

- Как тебе? – Тор явно гордился своим жилищем.

- Внушительно, - дипломатично отозвался Локи.

- Точно! – согласился Одинсон. – Пойдем, покажу тебе свою комнату.

Комната Тора была под стать хозяину – большая и заваленная всяким хламом, но светлая и даже уютная.

- Я порядок вчера навел и мусор вынес, - похвастался Тор. Что здесь творилось до уборки, Локи предпочел не уточнять.

- Пойдем дальше, покажу тебе весь дом, - Одинсон энергично потащил гостя за собой.

…На десятой одинаковой гостевой комнате Локи стал зевать. Он уже хотел попросить пощады у экскурсовода-энтузиаста, как вдруг Тор решил показать действительно любопытные вещи.

- Это отцовский кабинет, - Одинсон отворил тяжелую дубовую дверь. – Туда лучше не заходить: папа всегда чувствует, когда к нему заходят, и бесится. А спальню он вообще на ключ запирает. Скрытный потому что.

- И как твоя мать это терпит? – удивился Локи.

- Привыкла, - развел руками Тор. – У них с отцом раздельные спальни, давно уже. Кстати, дальше по коридору – мамина комната. Хочешь, посмотрим? Она прикольная: там все белое!

…В комнате все действительно было белым – стены, мебель, ковры, даже рама огромного зеркала.

- Глаза слепит, - Локи зажмурился.

Казалось, единственным темным пятном в ослепительной комнате была большая черная шляпа с длинной вуалью, небрежно брошенная на кровати.

- У твоей матери есть вкус, - похвалил Локи. - Эффектная вещь.

- Хочешь – примерь, - в шутку предложил Тор.

- Если позволишь, - неожиданно серьезно отозвался Локи, надевая шляпку. Черное кружево вуали почти полностью скрыло его лицо.

- Ух ты, - восхитился Одинсон. – Тебе идет.

- Что именно идет? То, что меня почти не видно? – попытался отшутиться Локи. Он был смущен, и не без причин: Тор смотрел на него странно. Не так задорно и открыто, как обычно – напротив, настороженно и беспокойно.

Локи глубоко вздохнул. Голова отчаянно кружилась.
Тор не должен был так смотреть – это против всех правил их игры. Банальная головоломка лишала покоя: если Одинсон ничего не понимал, и даже не догадывался, то к чему такой взгляд? А если понимает, то зачем нужны эти пустые разговоры?

- Надень-ка еще вот это, - тем временем Тор достал из белого шкафа длинную меховую накидку и бережно накинул ему на плечи.

- Красиво, - зачарованно проговорил Локи. Он разглядывал себя в зеркале так, будто видел впервые. Собственно, так и было: никогда прежде Локи не пытался примерить на себя женскую одежду. Ему и в голову не приходила подобная невозможная пошлость.

- Знаешь, я тут подумал… Хорошо, что ты не девчонка, - внезапно произнес Тор.

- Это еще почему? – Локи резко откинул вуаль и посмотрел ему в глаза. Смелости хватило ненадолго: видеть, как привычная безмятежность в знакомом взгляде замещается чем-то смутным и темным, было страшно.

- С тобой было бы невозможно дружить, - простодушно ответил Одинсон. – Такие девчонки, как ты, обычно ужасно много о себе думают, не подступишься к ним.

- Девчонки, как я? Ну спасибо, – провоцировать было безумно приятно, и Локи не смог отказать себе в этом удовольствии. - А хочется, подступиться-то?

- Хочется, - выдохнул Тор. - От таких ведь крышу сносит с первого взгляда.

Локи хотелось думать, что на самом деле Одинсон говорил не об абстрактной несуществующей девушке, а именно о нем.
Ведь смотрел Тор только на него. Смотрел жадно, неотрывно.

«Нет», - твердо решил Локи. Меховая накидка соскользнула с плеч.

«Я не буду этого делать», - прибавил он, ослабляя узел галстука.

«А почему бы и нет?» - подумал он, глядя в шальные глаза Тора.

- А ты бы попробовал… подступиться, - Локи сделал несколько шагов назад и прислонился спиной к белой стене. – Кто знает, что из этого выйдет.

- Думаешь, стоит попробовать? – теперь Тор стоял совсем близко и как будто чего-то ждал. Неужели разрешения? Осмелев, Локи положил руки ему на плечи и, прикрыв глаза, подался вперед. Безумный страх смешивался с восторгом: предвкушение новой, ни с чем не сравнимой жизни, опьяняло.

Повисшую тишину разорвал резкий звук: в дверном замке противно щелкнул ключ.

- Кто это? – Локи, как ошпаренный, отскочил в сторону.

- Понятия не имею, - убито ответил Тор.

- Сын, ты дома? – раздался голос снизу.

- Отец, - констатировал Тор. – И что его так рано принесло?

- Кто знает, - разочарование в клочья рвало сердце – даже дышать было больно. Почему именно сейчас, за что?

- Я, наверное, пойду, - тихо проговорил Локи. – Я что-то не настроен беседовать с твоим отцом. Может, выпустишь меня через черный ход?

- Хорошо, боковая лестница тут недалеко, - согласился Тор и добавил громче:
- Да, пап, я у себя, скоро спущусь!

Никогда прежде Локи не испытывал такой обиды на судьбу. Она и раньше не была к нему слишком ласково, но теперь ее вероломство перешло всякие пределы.

***
Локи не помнил, как сдал летнюю сессию.
Помнил только, что на «отлично» и что декан его за что-то похвалил.
Кажется, за выдающиеся успехи Тора.
Тора-который-так-ловко-умеет-делать-вид-будто-ничего-не-было.
Он как прежде улыбался Локи, сидел рядом с ним на парах, кормил обедом – но все было не так. Несостоявшееся сближение отравляло все то, что раньше казалось простым и естественным. Особенно задевало то, что для Тора произошедшее как будто ничего не значило.

Локи ненавидел его. Презирал. Не знал, кем считать: притворщиком или просто идиотом. Старательно держался подальше – насколько это позволяли рамки дружеских отношений.
Локи мечтал снова пережить тот день, когда он оказался в доме Одинсонов. Вернее, не пережить – прожить заново. По-другому. Лучше.
Локи постоянно снился один и то же сюжет: что было бы, если б Один не вернулся так неожиданно. С каждой ночью просыпаться хотелось все меньше.
Это было форменным безумием и настоящей зависимостью, но Локи не делал ничего, чтобы избавиться от нее. Он просто ждал, когда станет легче.
Но легче упорно не становилось.

Каникулы казались спасением. Но ехать в Етунхейм в таком состоянии было глупо: отец мигом все поймет, и начнутся ненужные расспросы.
К счастью, Лафей и сам не слишком-то горел желанием видеть сына.

«Локи, - писал он, - у меня тут перспективное дело образовалось. Было бы неплохо, если бы ты пересидел это время, пока я буду им занят, в Асгарде. Видишь ли, я достал чудесный артефакт: стул-убийца из Мидгарда. Говорят, сильная штука, хочу на наших испытать. Может пригодиться в хозяйстве. Но ты сам понимаешь: эксперимент, особенно незаконный, – вещь внезапная. Мало ли что может случиться, не хочу тебя втягивать. Раньше августа меня не ищи».

Локи пообещал, что не будет искать, и искренне пожелал отцу удачи. Он верил, что тот выйдет сухим из воды – как обычно.

Тор уехал на отдых с родителями – Локи так и не понял, куда именно. Он обещал писать, но, разумеется, забыл. Локи не обижался на эти мелочи – у него были куда более серьезные поводы для злости и непонимания. Тор дал Локи надежду – и отступил. Трусливо удрал, оставив один на один со своими чувствами.
Оставил одного – потерянного и не понимающего, как жить дальше.

От тоски Локи устроился лаборантом на кафедру: протирал пыль с книг, расставлял их по порядку, сортировал бумаги. Однообразная работа примиряла с жизнью: из памяти постепенно стирался тот глупый день и нелепый маскарад, который все испортил. Не случись этого – дружили бы наверняка, как прежде.
Вернее, делали вид, будто ничего не происходит.
То еще счастье.

Единственной радостью стало пришедшее в конце августа письмо от отца, короткое и злое:

«Эксперимент провалился. Это идиотский стул, очевидно, действует только на мидгардцев. Никто не умер, даже наш тысячелетний сосед! Ты его помнишь, он все время выбрасывал навоз в наш огород.
Очень недоволен».

Локи перечитал послание раз пять, не меньше. В преддверии неумолимо приближающегося сентября отрадной казалось любая сколько-нибудь хорошая новость.

***
- Эй, Локи! Чего мимо проходишь? – Тор коршуном налетел на Лафейсона.

- Не заметил тебя, - соврал Локи. Разумеется, он заметил.
Заметил – и сразу понял: лето прошло зря. Нормальная жизнь и ясный разум по-прежнему возможны, лишь когда Одинсона нет рядом.

- Как лето провел? – спросил Тор. – Мы куда только не мотались!

- Я был в Асгарде, подрабатывал, - коротко ответил Локи. Он вдруг заметил, что его собеседник непривычно зажат: будто хочет о чем-то рассказать – и не находит слов.

- А, ясно, - пауза казалась натянутой, неестественно длинной.

- Ты явно хочешь что-то мне сказать, но не решаешься, - Локи усмехнулся. – Говори уже, не тяни.

- Да, хочу, - Тор воровато отвел глаза. – Слушай, ты не обидишься, если я от тебя к Сиф пересяду?

В коридоре вдруг стало ужасно холодно. Локи поежился.

- А с чего вдруг, если не секрет? – светски уточнил он. Даже голос не дрогнул. – Боишься меня, что ли?

- Нет, конечно! – пораженно воскликнул Тор. - Просто, понимаешь… Мы с ней типа встречаемся теперь.

- С Сиф? – ощущение абсолютной нереальности происходящего выбивало почву из-под ног. - Как… встречаетесь? Вы же друзья, и ты не хотел…

- Да я сам не понял, как так вышло, - пожал плечами Тор. – Оно как-то само закрутилось.

- Само закрутилось. Отлично, - Локи криво усмехнулся. – Впрочем, это совершенно в твоем стиле. Я без претензий, отсаживайся. Хорошего дня, - он резко развернулся и быстро пошел по коридору, не разбирая дороги. В голове и на душе было одинаково пусто.

- Ты что, обиделся? – раздалось ему вслед

- Кретин, - прошипел Локи себе под нос, ускоряя шаг.

Судя по топоту за спиной, Тор шел за ним.

- Постой, - он нагнал Локи уже на лестнице, ведущей на второй этаж. – Не обижайся, правда. Понимаешь, она вспыльчивая девчонка, а ты… Мы же друзья. Ты должен меня понять!

- Да ну? Уже снова друзья? – Локи картинно рассмеялся. - Что, вспомнил, кто вместо тебя экзамены сдавал?

- Это было один раз! – уязвленно воскликнул Тор.

- Но ведь было, - парировал Локи. - А теперь прости. Пара начинается, мне пора.

- Ну уж нет, давай разберемся, - Одинсон крепко вцепился в его запястье и повел за собой вниз по лестнице.

- Куда ты меня тащишь? – высвободить руку не удавалось.

- Под лестницу. Там никого нет, поговорим спокойно.

***
- Что ж, давай разберемся и поговорим. Только побыстрее, не люблю опаздывать, – произнес Локи, усевшись на старую полусломанную парту. Кто-то практичный догадался превратить пространство под лестницей первого этажа в склад ненужных вещей.

- Я просто хотел сказать, что ты зря злишься, - начал Тор. – Девчонка – это девчонка, а друг – это друг. А ты как будто ревнуешь меня.

- Как будто? Ты так ужасно наблюдателен, - Локи горько усмехнулся.

- Я говорю что-то не то? – грустно и одновременно непонимающе спросил Одинсон.

- Нет, все правильно, - покачал головой Локи. - Знаешь, Тор, я одного только не понимаю: зачем ты тогда ко мне полез? Когда я у тебя дома был, – он так часто задавал этот вопрос сам себе, что произнести его вслух оказалось не так сложно.

- Сам не знаю, что на меня нашло, - Тор понуро опустил голову. – Правда, не знаю. Ты… - он замялся. - Ты же понимаешь, я не из этих. Ты ведь не злишься?

Локи почувствовал жгучую ярость. В эту минуту он ненавидел Тора так сильно, что был готов убить. Пара кинжалов в сердце – достойная месть за ложную надежду и обман. Однако слова иногда ранят больнее ножей и позволяют обойтись без лишней крови.
Локи всегда знал, что сказать – даже сейчас, задыхаясь от обиды и боли.

- Я не злюсь, - сказал он обманчиво тихо. - И я правда рад, что ты не из этих. А то я уже волноваться начал за твой моральный облик, веришь ли.

- Зачем ты издеваешься? – спросил Тор. Кажется, он действительно чувствовал себя виноватым. - Прости, я серьезно не знаю, что…

- Хватит мямлить, надоело, - резко перебил Локи. - Давай лучше я расскажу, почему действительно начал общаться с тобой.

- Локи, послушай…

- Я не хочу слушать, я хочу сказать тебе кое-что важное, - в голосе явственно звучали нетерпеливые, истеричные нотки. - Неужели не интересно?

Тор хотел было возразить, но в последний момент отчего-то передумал:
- Говори.

- Я познакомился с тобой из-за денег и связей, - хотелось кричать, но Локи упрямо говорил негромко и вкрадчиво. - Больше мне ничего от тебя не надо.

Тор пораженно молчал.

- Что, удивлен? Не ожидал? – Локи едко усмехнулся. - Да, я продажный нищий етун. А ты богатый дурак, который должен был помочь мне подняться.

- Ты врешь. Это не может быть правдой, - покачал головой Тор. – Ты ведь обманываешь? Шутишь?

- Отчего же не может? – Локи понимал, что пора остановиться, но не мог сдержать себя. Он приблизился к Тору и шепнул ему на ухо:
– Может, уж поверь мне.

- Как же так, - Тор упрямо не верил услышанному. - Ты ведь мне нужен!

- А ты мне – уже нет. Ты бесполезен, - отрубил Локи. – Знаешь, - добавил он с пошленькой ухмылкой, - я бы даже переспал с тобой – если бы ты был из этих. Разумеется, не бесплатно.

Произнеся эти слова, Локи понял: это конец.
Окончательный разрыв всех отношений.

- Ты… - Одинсон неверяще смотрел на бывшего друга.

- Не силься подобрать слова, - поддел его Локи. – У тебя с этим всегда были проблемы, - он медленно пошел вверх по лестнице.
Не оглядываясь.
Он знал, что все сделал правильно, а правда – это всегда немного больно.

***
Тору, казалось, вовсе не было больно - нисколько. Он был занят тем, что вел активную личную жизнь прямо на глазах всего института. Тор тискался с Сиф каждую перемену. Парочка не искала укромных уголков: их видели целующимися чуть ли не напротив кабинета декана. Как назло, Локи постоянно на них натыкался. Всякий раз он независимо проходил мимо, старательно отводя глаза – и все равно чувствовал, как гордо и торжествующе смотрит ему в спину Сиф. За один этот взгляд ее хотелось уничтожить – и Тора с ней заодно.

Локи злился и срывался на всех, кто попадал в его поле зрения. Особенно доставалось Фандралу. За последний месяц Локи около пяти раз превращал его в разнообразные неодушевленные предметы – и это не считая ежевечерних скандалов по любому поводу.
Наконец, сосед не выдержал…

- Страдаешь? – однажды вечером вдруг спросил Фандрал.

- По поводу? – непонимающе нахмурился Локи. – Если ты ждешь извинений за то, что я с утра превратил тебя в чашку, то совершенно зря: их не будет. Ты сам меня довел.

- Сам ведь знаешь повод, - усмехнулся сосед. – Мне одно интересно: Тор знает настоящую причину, почему ты на него так окрысился?

- Как будто ты знаешь, - фыркнул Локи, демонстративно открывая книгу и делая вид, будто увлечен чтением.

- Это очевидно, - развел руками Фандрал. - Тебе не нравится Сиф. Тебе в принципе не нравится, что рядом с Тором есть кто-то, кроме тебя.

- Что за бред. Мы с ним вообще не общаемся больше, - Локи вдруг заметил, что держит книжку вверх ногами и постарался незаметно перевернуть ее.

- У себя спроси, что это за бред, - от Фандрала не укрылся маневр с книгой.

- Не понимаю, о чем ты, - равнодушно откликнулся Локи, бездумно перелистывая страницы. – Либо объяснись по-нормальному, либо заткнись и не мешай мне читать.

- Было б что объяснять, - подумав, Фандрал убрал со стола незаконченный чертеж очередной диковинной машины. Со злости Локи мог запросто его испепелить. - Ты влюбился, а Тор вдруг оказался нормальным.

Локи вздрогнул. Неужели все произошедшее было настолько очевидным со стороны?

- Вот я и говорю, прикольно было бы проверить, знает ли Тор об этом, - продолжил Фандрал. - Что, если уведомить его о твоих чувствах, а? Как идейка?

Такой наглости Локи не выдержал.
- Не смей, - холодные пальцы смокнулись на горле соседа. – Не смей рассказывать ему эти выдумки.

- Не расскажу, - полузадушенно прохрипел Фандрал. - Не заслужил ты от меня такой услуги.

- Услуги? – Локи ослабил захват.

- Да, услуги, - подтвердил Фандрал, высвобождаясь. - Ты только и мечтаешь, чтобы кто-нибудь рассказал Тору о твоей, - он снисходительно ухмыльнулся, - трогательной влюбленности. Чтобы он расчувствовался, приполз к тебе, поклялся в вечной любви и....

- Прекрати! – выкрикнул Локи, сжимая кулаки. - Убью тебя! Еще одно слово – и убью, - он выдохнул. - Какое тебе вообще дело до меня? Ревнуешь, что ли?

- Эй, спокойно, я просто пошутил, - Фандрал всерьез испугался: он уже успел уяснить, что в гневе Локи был опасен прежде всего для окружающих.

- Не шути так больше, - не попросил - приказал Локи. - И оставь меня в покое, - он забрался на кровать и отвернулся к стенке.

***
Бесконечно серым дням не было конца.
Локи ушел с головой в учебу, и это помогало занять себя, позволяло жить ровно и относительно спокойно. Он потерял счет дням и неделям, перестал замечать Тора и его подружку, запретил себе думать о происходящем. Локи будто раз и навсегда вырезал себя из общей жизни: она текла сплошным густым потоком, а он стоял в стороне и наблюдал.

Зимняя сессия не представляла сложностей. С легким удивлением Локи узнал, что и Тор умудрился сдать все довольно прилично. Он даже порадовался за него, самую малость. На деликатный вопрос декана о причинах их размолвки он предпочел не отвечать.
Да и что тут ответишь? Врать не хотелось, как, впрочем, и говорить правду.

...Вечер перед Йолем был темным и мутным – не лучшее время для праздника. В общежитии шумно готовились к вечеринке, и это чудовищно раздражало - в этом непрекращающемся гомоне даже собственных мыслей не было слышно.

- Ты, разумеется, не пойдешь, - констатировал Фандрал.

- Посмотрим, - неопределенно отозвался Локи.

- Сходил бы, - неожиданно душевно посоветовал сосед. – Чего одному сидеть? Лучше тебе все равно не будет.

- Спасибо на добром слове, - хмыкнул Локи. – Может, и приду. Если не усну.

Уснуть не удавалось: под громкую музыку и пьяные вопли и задремать-то непросто. Подумав, Локи оделся и спустился вниз. Он всей душой ненавидел шумные неадекватные сборища, но скука и бессонница порой заставляют делать совершенно нетипичные вещи.

Локи заметил Тора, едва войдя в комнату. Разумеется, тот был не один: у него на коленях сидела Сиф и шептала ему на ухо какую-то ерунду. Тор смеялся.

Локи запоздало осознал, что решение прийти на эту дурацкую вечеринку было вопиюще необдуманным: лучше уж было в кровати до утра проваляться. Поморщившись, он забился в самый дальний угол. «Посидеть для приличия минут двадцать и уйти», - постановил себе Локи. Наблюдая за веселыми легкомысленными сверстниками, он как никогда чувствовал свою отчужденность.

Локи был настолько углублен в свои мысли, что не замутил, как к нему подошли.

- Ну, привет.

Локи поднял глаза и увидел перед собой Тора.
Чтобы сделать спокойный вдох, потребовалось немалое усилие.

– Что не здороваешься?

- Здравствуй, - ровно отозвался Локи. Сердце бешено колотилось. – А где Сиф?

- Домой ушла. Устала, – ответил Тор. - Выпьешь со мной?

- Прости, но нет, - отказался Локи. - Я не в настроении пить с тобой. Да и отношения у нас, сам понимаешь, не те.

- Как обычно, - Тор рассмеялся. Локи понял, что он уже пьян, но не мог определить, насколько. – Слушай, может, ты и правда девчонка? Ни выпить с тобой, ни поговорить нормально. Слабак, - пренебрежительно бросил он.

- Хочешь посоревноваться, кто кого перепьет? – насмешливо уточнил Локи. Он начинал злиться.

- А что, если да? Какая разница? – Тор тоже сердился. - Ты же все равно откажешься.

- Отчего же, – Локи недобро ухмыльнулся. – Не откажусь. Тебе повезло: мне как раз нечего делать. Выбор напитка за тобой, - добавил он.

Глядя на донельзя удивленного Тора, Локи впервые за много месяцев почувствовал себя счастливым и самую малость отомщенным.


Локи сидел за грязным столом на общей кухне и попеременно смотрел то на бутылку с прозрачной вонючей жидкостью, то на Тора. Последний с невозмутимым видом достал из кармана толстовки две грязные стопки и аккуратно поставил их на стол.

- Это твоя принципиальная позиция: глушить спирт из немытых стаканов? – автоматически съязвил Локи.

- Это не спирт, а яблочный самогон, - уточнил Тор. – Из яблок валькирий.

- Велика разница, - Локи скривился. Он уже ругал себя за то, что поддался на явную провокацию и ввязался в этот идиотский спор. Но идти на попятную значило проиграть.

Локи много раз слышал, что етуны обладают поразительной сопротивляемостью к алкоголю, но ему и в голову не приходило проверять эту нелепую гипотезу на собственном опыте – до этого дня. «Как истинный ученый, постигаю все эмпирически. Отец бы одобрил», - мысленно порадовался он.

- Все уже разошлись, так что на кухню никто шляться не будет, - зачем-то сообщил Одинсон, разливая по первой.

- Ты несказанно утешил меня, - фыркнул Локи. На секунду ему показалось, что ничего не было – ни ссор, ни лжи.
Как будто в прошлое вернулся. В уютное, теплое прошлое.
Как будто вчера, а не ровно год назад, Тор ввалился к нему в спальню и назвал лучшим другом.

- Проиграет тот, кто первым не выпьет до дна. Пьем, не закусывая. А с тебя тост, - отрывисто постановил Тор.

- А молча пить не судьба? – тоскливо протянул Локи.

- Правило есть правило, - Одинсон был неумолим.

- Что ж, - Локи неприятно улыбнулся, - тогда – за лучших друзей. Не чокаясь, - он зажмурился и залпом выпил содержимое своей рюмки. Ощущение было премерзкое: спирт, казалось, прожигал изнутри.
Тор опустошил свою рюмку, даже не поморщившись.

- Второй тост - мой, - Одинсон разлил по-новой. – За правду.

- Ужасно пафосно, - Локи картинно зевнул. Вторая стопка пошла у него легче, чем первая. «Етунская наследственность», - с уважением подумал Локи.

…К пятой рюмке об обязательных тостах было забыто. Зато в действиях собутыльников наметилась цикличность и похвальная синхронность: бывшие друзья молча разливали самогон по рюмкам, выпивали и наливали еще по одной. Локи чувствовал себя совершенно, кристально трезвым. Действительности это соответствовало ровно в той же степени, в какой ей соответствовали так любимые Фандралом стереотипы о етунах.
Проще говоря, нисколько не соответствовало.

- Расскажи, как твои дела? – вдруг спросил Тор. Пьянствовать в тишине было явно непосильной для него задачей.

- Замечательно, - весело отозвался Локи. Где-то на границе сознания вертелась неприятная мысли, что слухи об алкогольной устойчивости етунов сильно преувеличены. Как истинный ученый, Локи решил хорошенько обдумать это вопрос завтра. – Про себя можешь не рассказывать – о твоей бурной личной жизни осведомлен.

- Следил за мной? – полуутвердительно спросил Одинсон.

- Что ты, - Локи насмешливо покачал головой. – Слишком много чести. Просто ты вечно попадаешься мне на глаза. Признайся, специально?

- Нет! – Тор возмутился, но как-то неискренне. - Зачем мне это? Только Сиф бесить: она тебя не любит.

- Удивил, - саркастически парировал Локи. - Меня в принципе мало кто любит. Кстати, с чего вдруг тебя потянуло пить со мной?

- А сам не знаю, - пожал плечами Тор. - Заметил тебя – и думаю: надо выпить.

- Странно, - Локи прищурился. - Я полагал, что мой вид наводит тебя на гораздо более прозаические мысли. Например, набить мне морду.
«И зачем я подал ему эту идею?» - запоздало ужаснулся он, мысленно готовясь тактически отступить.

- Наводит, - Тор усмехнулся, мрачно и зло. - Я помню, что ты урод и продажная тварь. Но сегодня же праздник, сегодня можно…

- Можно, - согласился Локи. Он старательно отгонял от себя мысль о том, на что Тор еще готов по случаю праздника. – Еще по одной?

- Давай.

Локи постепенно пришел к выводу, что в яблочном самогоне есть что-то приятное, помимо душеспасительных высоких градусов. Например, запах – яркий и сочный, как настоящие яблоки.

- Знаешь, что я думаю? - Одинсон неожиданно понизил голос и придвинулся поближе. - Ты все-таки соврал мне тогда. Выдумки это, про корысть и выгоду.

- Ты очень наивен, раз думаешь так, - пробормотал Локи, отодвигаясь. Пространства для маневра у него почти не имелось: сзади была стенка.

- Нет, это ты плохой обманщик, - настаивал Тор.

- Кто, я плохой обманщик? - Локи демонстративно расхохотался.

- Можешь ржать, сколько влезет! – запальчиво выкрикнул Одинсон. - Ты злился тогда! Злился, когда говорил это.

- И поэтому все неправда? – Локи с трудом перестал смеяться. - Только потому, что я злился?

Тор интуитивно почувствовал в своих выводах логическую брешь и пошел в наступление:
- Ты слишком хорошо изображал моего друга. Нельзя так похоже нарочно сыграть!

- Отчего же нельзя? – от Локи постепенно ускользал смысл разговора. В отличие от руки Тора, небрежно накрывшей его ладонь - ее было сложно игнорировать.

- Не мог - и все тут, - гнул свою линию Тор. - Я же помню, как ты смотрел на меня.

Локи чувствовал себя неприлично трезвым для таких откровений, и все-таки не смог удержаться от вопроса:
- И как же, интересно, я на тебя смотрел?

- По-особенному, - со свойственной себе вдумчивостью объяснил Тор. – Не так, как на других. Короче, соврал ты мне тогда, и не спорь, - подытожил он. - Лучше выпьем.

- Погоди-ка пить, - произнес Локи.
Он понимал, что в данной ситуации умнее всего - смолчать и выпить, как и было предложено. Но алкоголь уже сделал свое дело: заткнуть себя у Локи совершенно не выходило - непрошенные слова сами слетали с губ.

– Тор, - вкрадчиво начал он, - скажи, пожалуйста, ты никогда не задумывался, что у меня есть причины лгать тебе? Особые причины.

- То есть? – Тор явно не понимал, к чему клонит собутыльник.

- Понятно, это тебе и в голову не пришло, - Локи криво ухмыльнулся. - Впрочем, чего я удивляюсь... – он вздохнул, добавляя:
- Выражаясь кратко, ты меня сильно обидел. Это и есть причина моей лжи.

- Но я же извинился! – громко возмутился Одинсон. - И причем тут твое вранье?!

- Ты извинялся не за то, безмозглый баран! – в тон ему выкрикнул Локи. Он ненавидел себя за то, что ввязался в пьяный спор и высказал всю эту наболевшую бессмысленную ерунду. "Рот, что ли, зашить?" - отвлеченно подумалось Локи.

- Да за что надо было? – Тор стукнул кулаком по столу.

- А можно не орать?! – в дверном проеме возникла разозленная девушка, которой, по всей видимости, не посчастливилось проживать рядом с общей кухней. – Четвертый час! Придурки, - брезгливо фыркнув, она громко хлопнула кухонной дверью.

- Так за что я должен был извиниться? – шепнул Тор.

- Какая разница? – раздраженно отмахнулся Локи. - За это не извиняются. Лучше налей мне выпить.

- Извиниться можно за все, - нравоучительно сообщил Одинсон, разливая остатки самогона. – Если бы ты только объяснил нормально…

- Боги, какой же ты тупица, - Локи страдальчески свел брови к переносице. – Невозможный просто. Сказал, что не буду объяснять – и не стану. И пить больше нечего, - невпопад констатировал он, с тоской разглядывая пустую бутылку.

- Не проблема, сейчас найдем, - почти не шатаясь, Тор встал со стула, подошел к чужому холодильнику и начал по-хозяйски в нем рыться. – Есть! – откликнулся он после недолгих поисков. – Теперь будем пить эль.

- Градус, кажется, нельзя понижать, - настороженно припомнил Локи.

- Да кто тебе сказал такую глупость! – удивился Тор. - Если по чуть-чуть, то можно, мне отец говорил.

Одинсону-старшему Локи инстинктивно не доверял: как можно верить асу, который вырастил из сына такое глупое бесполезное чучело?
Но Тор практически силой впихнул ему бутылку, и отказывать было как-то неудобно.

После самогона эль казался перебродившим соком, не более того. На первый взгляд, эффекта от понижения градуса и правда не наблюдалось. На душе было мирно и в целом хорошо.

- Может, все-таки расскажешь, чем я так тебя обидел? - Тор сидел совсем близко и крепко сжимал плечо собутыльника.

Локи подумал: в самом деле, почему бы не рассказать, раз Одинсон так интересуется? Пусть тоже страдает и мучается. Он заслужил.

- Помнишь, ты говорил, что я тебе нужен? – Локи начал издалека. - На самом деле, ты неправильно сказал тогда.

- Эй, почему это? - заспорил Одинсон.

- Молчи, - прошипел Локи, резко хватая Тора за ворот и притягивая к себе. - Молчи и слушай, - пальцы побелели от напряжения. - Это ты мне нужен, ясно? – каждое слово казалось медленным самоубийством. - Сильнее, чем тебе кажется. Гораздо сильнее и по-другому, - шепнул он, почти касаясь губ Тора своими.

- То есть... Ты, выходит, врал, про деньги и все такое? – Тор не делал никаких попыток вырваться.

- То есть, да, - передразнил Локи, отстраняясь.

- Слушай, я не понял, наверное, но... - Одинсон выглядел совершенно потерянным.

- Да говори уже, - Локи утомленно потер виски.

- Ты влюблен в меня, что ли? – Тор смотрел на него недоверчиво и как будто испуганно.

- Нет, просто трахнуться хочу разок, - Локи вдруг понял, как сильно он напился. Впервые в жизни - и, главное, так по-дурацки. – Мне ужасно надоело объяснять тебе очевидные вещи, поэтому понимай, как знаешь.

- Твою мать, - коротко выразил свое мнение Тор.

- Соглашусь, - откликнулся Локи. – Ответных слов и объяснений от тебя не требую, все и так… Короче говоря, не хочу слышать то, что и так знаю.

- Нет уж, не затыкай мне рот, - властно произнес Тор. - На самом деле, хочешь - верь, хочешь – нет: я догадывался. Не такой уж я идиот, как тебе хочется думать, - он глубоко вздохнул и заговорил быстрее, будто опасаясь, что его снова перебьют:
- Тут дело не в тебе, и не во мне даже... Понимаешь, отец хочет наследников, и я не могу его подставить. Я должен, это моя обязанность: жениться, завести нормальную семью, - он напряженно поджал губы. - Ты же умный, ты все понимаешь. Ведь так?

- Понимаю, - холодно отозвался Локи. - И мне совершенно плевать, в чем тут дело. В тебе, во мне, в твоем отце, в том, что ты пьян и несешь бред... Мне – все равно, - он надеялся, что его слова звучали достаточно равнодушно. - Если хочешь оказать услугу и проявить уважение - прекрати лапать Сиф у меня на глазах. Смотреть противно, - с этими словами Локи гордо вскинул подбородок и резко поднялся со стула.

В следующую секунду он осознал всю опрометчивость подобного поведения: в сидячем положении Локи слабо представлял истинные масштабы своего опьянения. Оказалось, что стоять на ногах ровно было невозможно, шаг вперед казался невыполнимой миссией, а голова кружилась так, что вся кухня сливалась в бурый аляповатый калейдоскоп.

- Я провожу, постой, - Тор тоже поднялся и подхватил собутыльника под локоть.

- Ты меня скорее уронишь, чем проводишь, - покачал головой Локи.

- Но…

- Не надо, - твердо отказался Локи, аккуратно оперевшись о стену. – Я сам. Только ответь на один вопрос, - он придал своему лицу максимально сосредоточенное выражение. - Мы на каком этаже?

- На первом, вроде, - неуверенно проговорил Тор.

- Печально осознавать, что впереди их еще шесть. Зачем я живу так высоко? – риторически спросил Локи. – И еще подскажи, в какую сторону лестница?

- Кажется, туда!

Локи и глазом моргнуть не успел, как его уверенно потащили в неизвестном направлении. Стены, двери и даже пол с потолком упорно сливались в единую тошнотворную массу.

- Вот, - с гордостью сообщил Тор спустя некоторое время. – Лестница!

- Длинная, - Локи схватился за перила.

- Тебе кажется, - Тор аккуратно потащил несчастного вверх по ступенькам. - Как, оказывается, легко тебя напоить! - походя заметил он.

- Тор, отстань, - Локи попытался неловко избавиться от конвоя. – Прекрати! Я… Я могу счесть это домогательством!

- Считай, - милостиво разрешил Тор. – Время у тебя есть – мы только на третьем этаже.

- Это у тебя время есть, - Локи пьяно хихикнул. – Я-то что? Я просто тащусь за тобой. Как, впрочем, и обычно.

- А я? – Одинсон не уловил метафоры.

- А ты прешь вперед, - пояснил Локи. – И такими темпами к седьмому этажу оторвешь мне руку.

Тор остановился и задумался. Если бы Локи был чуть трезвее, это бы сразу показалось ему подозрительным.

- Я придумал, - постановил, наконец, Тор.

- Мне уже страшно, - вполне искренне пожаловался Локи.

- Понесу тебя на руках. Я тебя перепил - я и понесу, - слово с делом у Тора не расходилось. Локи не успел сделать и шагу назад, как его подняли вверх и взвалили на плечо.

- Отпусти меня! – трепыхался Локи. – Уронишь!

- Не, не уроню, - самодовольно откликнулся Тор. - Но все равно не вертись.

- У меня и так голова кружится, а ты!..

- Пить надо меньше, - моралистически заметил Одинсон.

- Скажи, ты специально хватаешь меня за задницу, или это происходит само собой? По велению твоего широкого доброго сердца, так сказать? – язвить, вися вниз головой, получалось плохо, но Локи очень старался.

- Пришли, - Тор сгрузил свою ношу на седьмом этаже. – Можешь не благодарить.

- И не подумаю, - мир вокруг расплывался сильнее прежнего. – За что благодарить-то? За то, что ты чуть не уронил меня? Не говоря уже о том, что распускать руки…

- Началось! Знаешь, в твоей голове столько мусора, - Тор поморщился. – То ты в любви мне признаешься, то руки не распускать. То врешь, то правду говоришь. Ты хоть сам знаешь, чего тебе хочется? Я в тебе уже запутался.

- Можешь распутываться, я тебя не держу, - самодовольная ухмылка была ему ответом. – И в любви я тебе не признавался. Тебе показалось. Послышалось спьяну.

- Опять ведь врешь, - Тор неловко взял Локи за подбородок. – Еще вопрос, кто из нас больший идиот.

- Ты… - ответить тот не успел.

Тор поцеловал Локи неожиданно робко, будто боясь, что его оттолкнут. Собственно говоря, Локи так и собирался поступить – возмущенно отпрянуть и послать наглеца куда подальше. Но пока он мысленно подбирал нужные слова, Тор успел осмелеть. Он жадно целовал Локи – в губы, в щеки, в шею. Поцелуи эти казались неловкими, смазанными – было ясно, что Тор ужасно боится облажаться и выставить себя еще большим дураком, чем есть.
Но и осторожничать он не мог – как и заставить себя остановиться.

- …идиот, засосы оставишь, - шипел Локи, переводя дыхание. – Ты вообще соображаешь, что нас могут застукать? Я не хочу…

Тор пробормотал что-то нечленораздельное, прижимая упрямца к стене. Сопротивление было бесполезно – и Локи с удовольствием сдался, отвечая на поцелуй. Он как будто проваливался в один из своих полузабытых снов, будто мысленно проживал очередную выдуманную историю со счастливым концом. Единственное отличие состояло в том, что происходящее сейчас было реальностью, а не очередной иллюзией.

…Лишь в момент, когда Тор потянулся к ремню на его брюках, Локи очнулся.
Очнулся – и понял: все.
Хватит, это и так зашло слишком далеко.

- Тор, прекрати, - Локи понимал, что звучит неубедительно – взлохмаченный и с покрасневшими от поцелуев губами. Но в происходящем нужно было ставить решительную точку. - Во-первых, это не понравится твоей девушке. Во-вторых, ты завтра ничего не вспомнишь. В-третьих, - он прерывисто выдохнул, - я все вспомню. И мне будет очень больно.

Тор, казалось, не слышал его.

- Я ведь правду говорю, - Локи бессильно прижался лбом к его плечу. – Хватит с нас. Я пойду к себе, и ты уходи, - отстранившись, он неловко развернулся и пошел вперед по длинному тусклому коридору.

- Локи, - Тор окликнул его до того беспомощно, что хотелось волком выть. – Скажи… Скажи мне еще раз, ты действительно соврал тогда? Ну, под лестницей?

- По-моему, ответ очевиден, - Локи грустно усмехнулся. - Разумеется, не соврал, - в его глазах блеснуло злое веселье. – Я ведь так сильно тебя ненавижу, Тор Одинсон.

- Так и знал, - Тор улыбнулся, и Локи опустил глаза: проклятая улыбка снова и снова лишала его воли.

- Не подходи ко мне больше. Не хочу тебя видеть, - бесцветно произнес он, скрываясь за дверью.

В комнате Локи поджидал Фандрал. В прямом смысле поджидал: не спал, сидел на его кровати и пил чай.

- Наконец-то, явился, - заметил он с еле слышным облегчением. – Я уж думал, тебя прибил кто. Постой-ка, - Фандрал принюхался. – Ты что, пил?

- А что, нельзя? – резонно спросил Локи.

- Да нет, можно, но чтоб вот так… - Фандрал поморщился.

- Я уже почти протрезвел, пока шел, - похвастался Локи.

- Никогда бы не подумал, что вы, етуны, можете… - сосед ловко вырулил на любимую тему.

- Фандрал, - Локи проникновенно заглянул ему в глаза, - заклинаю всеми богами, отъебись от меня со своими етунами хотя бы сегодня. Без тебя паршиво. И уберись с моей кровати, - добавил он, подумав.

Пока сосед подбирал достойный такой грубости ответ, Локи, не раздеваясь, забрался под одеяло и уснул.

***
Проснулся Локи от того, что кто-то увлеченно дубасил его по голове.

«Больше никогда, - подумал он, приоткрывая один глаз. – Никакого алкоголя. Ни за что».

- Ага, проснулся! – заорали ему в ухо.

Локи страдальчески поморщился.

- Надеюсь, ты не забыл, дорогой сосед, что именно на двадцать второе декабря мы назначили генеральную уборку? – Фандрал был тошнотворно жизнерадостен. В руках он сжимал швабру.

«Так вот чем ты меня бил, урод», - догадался Локи.

- Давай перенесем нашу уборку, а? – вежливо попросил он вслух. - Например, на мой день рождения? Не упусти случай испортить его!

- Хм, - перспектива испортить зловредному етуну праздник была заманчива, однако желание сделать гадость прямо сейчас перевешивало. - Но мы же обещали! Мы слово дали! - напомнил Фандрал, грозно тряся шваброй.

- О том и речь. Мы хозяева своего слова: дали – и забрали, - мудро рассудил Локи, зарываюсь поглубже в одеяло.

- Ты же сам хотел, - укорил его сосед.

- Хотел, - согласился Локи. – А сейчас я хочу спать.

Фандрал недовольно отбросил швабру: его план жестокой мести разбился о суровую реальность.

…Локи уснул почти мгновенно. Сначала ему снилась черная, бескрайняя пустота. Потом в ней появилась дверь – обыкновенная, белая дверь. Она почему-то крайне привлекала Локи: он ходил вокруг нее кругами, стучался в нее, пытался открыть – все без толку.
А потом в дверь оглушительно позвонили.

- Просыпайся! – кричал на ухо Фандрал. – Просыпайся, кому сказал!

- Я не буду убираться, - Локи был неумолим.

- К черту уборку, к тебе пришли. В коридоре ждут.

- Кто? – удивился Локи.

- А то не знаешь, - Фандрал ухмыльнулся. – Подозреваю, тот, кто вчера тебе засосов понаставил.

- Тор?! – Локи мигом проснулся и сел на кровати.

- Сам спалился, - сосед выразительно подмигнул.

Локи не отреагировал. Он молча поднялся, вышел в коридор и закрыл дверь.

- Зачем ты здесь? – не тратя время на приветствия, спросил Локи.

- Увидеть тебя хотел, - Тор был подкупающе простодушен.

Но Локи был верен вчерашнему решению:
- Посмотрел – теперь уходи, - приказал он, поджав губы. – Я же сказал, что не хочу тебя видеть.

Одинсон и не думал двигаться с места. Он смотрел на Локи голодным, почти звериным взглядом.

Чувствовать этот взгляд на себе было жутко.

- Ничего не будет, Тор, - через силу проговорил Локи. - Не сейчас и не так. Для начала порви с Сиф и объяснись с отцом. А не хочешь – женись на ней и радуй своего старика наследниками.

Тор явно не был готов к тому, что ему так резко выставят условия.
Он молчал.

- Ведь ты пришел предложить мне двойную игру, так? – Локи пользовался тем, что ему не возражали. - И вашим, и нашим? Нет, Тор, ты не стоишь таких жертв, прости уж.

- Ты все не так понимаешь, как обычно! – вспылил Одинсон – Я хотел предложить, чтобы мы снова стали друзьями, только и всего…

- Еще лучше, - Локи не удержался от смешка. – Вот что я тебе скажу: катись-ка ты с такими предложениями, и подальше, - с этими словами он ушел к себе и запер дверь на замок.

- За что ты так с ним? – спросил любопытный Фандрал. – Дай угадаю: он тебя не…

- Ты как никогда близок к окончательному превращению в торшер, - посулил Локи. - Или вешалка для полотенец тебе больше по вкусу?

Сосед послушно затих.
Локи снова забрался под одеяло и не вылезал оттуда почти все каникулы.

***
Локи снова перестал замечать, как меняется жизнь. Он будто навсегда застрял в том дне, когда Тор предложил им снова стать друзьями. Предложил, бесстыдно пялясь на зацелованную им шею. Этот голодный взгляд беспрерывно терзал и мучил. От всего было спасение – но только не от этих воспоминаний.

Зима сменилась теплой ранней весной, однако Локи не замечал этого. Он ходил по улицам, смотрел на ясное небо, сдавал контрольные, ругался с Фандралом – все было хорошо, все было привычно.

Пару раз Локи случайно встречался с Тором. Кажется, они даже здоровались.

Но стоило только остаться одному в комнате, как начинался ад. Воспоминания, фантазии, амбиции, цели… Все было спутано. Все было неправильно. Из всех возможных линий судьбы Локи вела самая кривая, самая мутная, самая темная.
Все лучшее так и осталось неясной проекцией.
Тор мог бы бросить все, и они бы убежали – на край света.
Тор мог бы настоять на своем в ту ночь – и у Локи было бы одним счастливым воспоминанием больше.
Тор мог не смотреть на него так требовательно и жадно.
Тор мог бы не давать надежды.
Тор мог бы никогда не встретиться на его пути.
Тор мог бы…

А что мог бы Локи? Не играть во взрослые игры, не плести интриг, играть в примерного студента, сидеть тихо и не высовываться.
Не позволять себе влюбляться. Пожалуй, одного этого хватило бы.

Однажды Локи встретил на улице Бальдра. Тот сидел на скамейке, а перед ним стоял мольберт.

- Что ты рисуешь? – спросил его Локи.

- Перевернутую весну, - тихо отозвался Бальдр.

- Осень, что ли? – уточнил Локи.

- Не делай вид, что не понимаешь, - Бальдр нахмурился. – Перевернутая весна – это весна, отраженная в лужах.

- Ты странный, - заметил Локи и зачем-то сел рядом.

- Ты тоже. И перевернутый, - доброжелательно сообщил Бальдр. – Как весна в луже.

Локи понял, что точнее не сказал бы и сам: перевернутый.
Как весна в луже.
Как руна.
То, что было светом, стало тьмой.
То, что было всем, обратилось прахом.

Придя к себе, Локи наугад вытянул руну.
Кано.
Разбитые мечты, отвергнутая любовь, полный крах.
Но дальше будет лучше.

Локи очень хотелось узнать, когда же наступит это самое «дальше». Но руны молчали, предоставляя ему возможность решать все самому.

…Под конец почти целиком засчитанной автоматом летней сессии пришло письмо от отца, короткое и теплое.

Приезжай на каникулы, хорошо?
Тебя не хватает. Некому помочь мне перестроить сарай и испытать парочку любопытных вещиц.

С секунду подумав, Локи подумал и написал короткий ответ:
Жди завтра.

...Выйдя из золотистого телепорта и обняв отца, Локи понял, что еще не все потерянно.
Он еще жив.

- Ты очень вовремя, - Лафей не любил долгих сантиментов. - Вчера мне прислали чудесное сочинение. «Сто самых действенных проклятий» называется. Будем вместе изучать.

- Как скажешь, пап.

Оказалось, что возвращение в прошлое – не всегда шаг назад.
Иногда это просто приятная обстановка в долгом пути.


***
- А, вот еще, только послушай! Очень остроумное проклятье, - Лафей поправил на носу очки в квадратной оправе и начал читать:
- «Верный способ избавиться от недруга – призвать на его голову гнев богов. Для проведения ритуала необходимо белое покрывало, серебряный нож и пустая руна в левом кармане. Наиболее благоприятным местом для церемонии принято считать заброшенные святилища. Белое покрывало должно быть достаточно длинным и полностью скрывать вас. Надрез делается строго вертикально, от запястья до локтя левой руки. После того, как выступит кровь, трижды произносится: «Призываю великую скорбь на *имярек*. Если же не заслужил он такой участи, пусть его скорбь на меня перейдет». В голове надо постоянно держать причину, по которой ваш недруг заслужил божественный гнев. Примечание: работает лишь тогда, когда недруг действительно злонамерен. В противном случае, проклятье падет на голову призвавшего». Очень интересно. Скажи-ка, сын, у тебя есть злонамеренные враги? – спросил он.

- Пожалуй, нет, - подумав, ответил Локи.

- Ты уже взрослый, пора завести, - то ли шутя, то ли всерьез пожурил его Лафей. – На самом деле, глупости пишут в этом предупреждении, - добавил он. – Все зависит от уверенности: если ты твердо знаешь, что прав, то злонамеренность врага резко становится опциональной.

Локи на секунду замечтался, представляя, как призывает гнев богов на голову Тора. Мысль была по-своему привлекательной и даже красивой. Только вот как объяснить богам, за что он обозлился на несчастного? «За то, что не любил» звучит малоубедительно даже для самого себя.
Это не причина.
Из-за не сложившейся любви не убивают и не проклинают. С этим просто живут – и, наверное, со временем привыкают.
По крайней мере, Локи так казалось.

- В магии слишком много условностей, - продолжал тем временем Лафей. – Все эти магические слова, руны – не более, чем инструмент. На самом деле все зависит от концентрации и самодисциплины. Особенно это касается разного рода трансформаций.

- Трансформаций? - повторил Локи .- Слушай, как ты думаешь, а превратиться в женщину действительно возможно? – неожиданно для себя спросил он.

- Все возможно, - Лафей отчего-то не смотрел сыну в глаза. – Руна Уруз, предельная концентрация, месяцы тренировок, возможные побочные эффекты. Почему вдруг ты спросил, а?

- Просто так, - Локи не врал. Спросил он действительно без всякой задней мысли - просто к слову пришлось. Однако теперь эта сложнейшая трансформация представилась гениальным и элегантным решением главной проблемы. Если Локи превратится в девушку, Тор точно не сможет устоять...

- Позволь тебе не поверить, - Лафей поджал губы. – Просто так подобным редко интересуются.

Локи молчал. Отец видел его насквозь, со всеми страхами, противоречиями и метаниями, и от этого было только хуже.

- Сам скажешь, кто он? – мягко спросил Лафей. – Или хочешь, чтобы я угадал?

- У тебя есть варианты? – Локи старательно тянул время.

- Есть, причем один, - кивнул Лафей. - Тор Одинсон.

Локи почувствовал, что задыхается:
- Откуда ты знаешь?..

- Догадался, - Лафей резко захлопнул книгу и поднялся со своего места. – А теперь прости: мне нужно отлучиться по одному неотложному делу. Надеюсь, ты не наделаешь глупостей в мое отсутствие.

Локи не успел ничего сказать – отец исчез мгновенно.
Как сквозь землю провалился.

@темы: AVENGERS, Loki, Тор/Локи, слеш, фанфик