ПрЫнЦ ПоТрОшИтЕлЬ
I DO WATH I WANT! / Однажды, в студеную зимнюю пору я из лесу вышел Громить Ётунхейм!!


Один Одинсон не любил сюрпризы вне зависимости от степени их приятности. Как любой опытный главнокомандующий, он предпочитал, чтобы все шло по плану – по его собственному, заботливо составленному плану. Когда что-то выбивалось из предначертанной последовательности событий, это всегда казалось подозрительным и в корне неправильным.

Приказ о зачислении на первый курс Тора Одинсона, со всеми полагающимися подписями и печатями, относился к разряду категорически незапланированных вещей.
Тор не должен был поступать в университет. Особенно – после первого экзамена и на филолога. Поступление должно было стать лишь воспитательной мерой: пора было заставить бездельника-сына хоть немного поучиться, не все же ему молотом махать да яблоки у валькирий красть. После проваленных экзаменов и серии нравоучительных отцовских лекций Тора полагалось с чистой совестью отправить в военную академию – где ему, собственно, было самое место.
Теперь же Тора по нелепой случайности ждали четыре года изучения рун и прочей сопутствующей ерунды.

- Мой сын – филолог, - Один брезгливо поморщился. - Магия какая-то.

Магия?

С давних пор это слово обладало для Одина исключительно негативной окраской: опыт подсказывал, что как раз из-за всяких магических штучек в жизни и происходили разного рода сюрпризы. На ум вдруг пришла фраза, которую частенько повторял один весьма искусный маг из Етунхейма, большой любитель неожиданностей: «Во-первых, я хотел как лучше, а во-вторых, немного внезапности лишь украшает жизнь. Не злись». Знакомство с ним запомнилось Одину рядом вопиющих неожиданностей. Не самых приятных, по здравом размышлении.
Впрочем, это давно прошло и забылось за давностью лет.

Однако, глядя на злосчастный приказ, Один внезапно задумался: уж не очередной ли етун тут порезвился? Этот край богат на любитель дурацких шуток.

Один смутно вспомнил, что сын рассказывал о каком-то новом приятеле. Надо будет еще раз уточнить его имя и происхождение – просто так, для успокоения души и во избежание дальнейших сюрпризов.

- Сын, скажи, пожалуйста, нет ли на вашем курсе ребят из Етунхейма? - туманно спросил Один за ужином.

- Вроде, нет, - отозвался Тор. - Если Локи, но он совсем на етуна не тянет. Мелкий слишком.

- Вот и славно, - Один мысленно выдохнул.

***
Лафей был страшно зол. Он нервно мерял комнату широкими шагами и шипел сквозь зубы проклятия. Пару раз он порывисто садился за стол и начинал быстро корябать на бумажном листе нечто неразборчивое. Судя по тому, как остервенело Лафей рвал на кусочки исписанные листы, результат его не удовлетворял.

Старый идиот, я спрашиваю прямо: ты окончательно сдурел? Кажется, однажды в незапамятные времена мы торжественно поклялись, что никогда не будем мешать другу другу жить. Ты забыл значение слова «никогда»? Не удивлен: всегда знал, что договоры с тобой надо оформлять в письменной форме. И с обязательным приложением в виде словарных статей, разъясняющих особо трудные моменты!

Лафей еще раз перечитал написанный фрагмент, поморщился, изорвал его в клочья и выкинул вслед за предшественниками.

Кретин!
Ты хотя бы понимаешь, что будет, если… А, что я тебе объясняю. Ты даже не взял на себя труд проследить, с кем общается твой умственно отсталый сын! Я слышал, он весь в тебя.

«Слишком эмоционально», - Лафей недовольно нахмурился и уничтожил очередной черновик.

Только не говори мне, что ты ни о чем не знаешь. Знаешь ведь. Или хотя бы догадываешься.
Я очень прошу тебя принять меры. Отошли Тора в дальний гарнизон, запри дома… Сделай хоть что-нибудь, мне плевать, что! С тебя хватит того, что ты попортил мне немало крови. Мучить Локи я тебе не дам.

«Не то»,- Лафей задумался, как бы переформулировать свою мысль.
В итоге, после нескольких часов размышлений и кучи изорванной бумаги, он решил не писать ничего. В самом деле, Локи – благоразумный мальчик, и он наверняка найдет себе кого-то получше, чем младший Одинсон. Найти кого-то худшего было задачей нерешаемой.
А если нет... Что ж, Лафей приедет и разберется с этой семейкой сам.
Наплевав на все договоренности.

***
- Какой же ты все-таки дохлый и бледный, - неделикатно заметил Тор, когда Локи вышел в коридор. – Особенно в черных шмотках.

- Еще одно слово в таком духе – и ты покойник,- злобно прищурившись, посулил Локи. Потратив добрых пять минут на выбор между белой и черной рубашкой и еще десять – на приглаживание волос, он не желал выслушивать нелестные комментарии относительно своего облика.

- Да не кипятись ты, я пошутил, - отмахнулся Тор. – Пошли, нас уже заждались.

Друзья Тора не нравились Локи заранее: чего хорошего можно ждать от существ, которые лазят к валькириям за яблоками? Однако дурные предчувствия его обманули: все оказалось не так страшно. По крайней мере, с первого взгляда они выглядели более-менее адекватными асами. Вернее, не более ненормальными, чем Одинсон.

- Давайте знакомится, что ли. Это Вольштагг, - Тор указал на упитанного молодого человека с бородкой. – Наши отцы вместе служили, так мы и подружились. Не разрешай ему воровать еду из твоей тарелки! Этот Огун, - невысокий смуглый парень, казалось, был смущен вниманием к своей персоне, - мы с ним тоже с детства знакомы. Это Сиф, - темноволосая девушка сдержанно улыбнулась. - С ней мы с первого класса за одной партой сидели. А это Бальдр, мой кузен. Я уже рассказывал тебе про него.

- Локи Лафейсон, приятно познакомиться.

Локи украдкой посмотрел на знаменитого чокнутого кузена: светлые, почти белые, волосы, ясные голубые глаза и отсутствующая улыбка на губах давали понять, что этот ас легко мог разговаривать с травой на подоконнике.

- Какое у тебя выразительное лицо, - вместо формальных приветственных слов сообщил Бальдр. – Так и просится на полотно.

- О, - с пониманием отозвался Локи. Он вовсе не горел желанием знать, на какое именно полотно просится его лицо. Но Бальдр углубился в подробности и без дополнительных просьб.

- Я бы назвал его «Танец разрушения», - очевидно, болтливость была семейной чертой Одинсонов. – На заднем плане - темно-фиолетовая мгла, предвещающая гибель цивилизации, в левом углу – маковое поле, а в правом – ты со свечой в руке, - Бальдр многозначительно замолчал.

- Я одного в толк не возьму: как ты сам-то понимаешь, где на твоих картинах гибель цивилизации, а где – мирное маковое поле. Они же все одинаковые! - не выдержал Тор. Его друзья понимающе усмехнулись: очевидно, подобные искусствоведческие споры происходили между родственниками не впервые.

- Неуч, - с чувством собственного достоинства отозвался Бальдр. – Неуч и ремесленник. С тобой бесполезно говорить о высоком. А ты, Локи, подумай над моим предложением.

Тот вежливо обещал подумать.

Перезнакомившись, компания долго обсуждала, куда бы ей пойти. От громких споров воздержались лишь Локи (по понятным причинам он понятия не имел, куда можно пойти в Асгарде) и Бальдр (он увлеченно считал проплывавшие по небу облака). Наконец, большинство определилось со своим выбором, и все тронулись в путь.

- Не обращай на Бальдра внимания. Мы вообще-то его не звали, он сам увязался, - шепнул Тор мимоходом, будто извиняясь.

- Ничего, он даже забавный, - улыбнулся Локи.

- Да уж, всей семьей ржем, - мрачно буркнул Тор. – Знаешь, если честно, я хотел тебя одного гулять позвать, - неожиданно признался он. – Ну, то есть, поблагодарить… за все. И обедом покормить! А ребят случайно встретил, неудобно было их не взять.

- Учти, им я с рунами помогать не буду, - предупредил Локи, почуяв недоброе. – Или что там они изучать собираются?

- И не надо им ни в чем помогать, - легко согласился Тор. - Ты только мне помогай, - он широко улыбнулся.

Локи отвел глаза. Улыбка Тора магическим образом лишала его воли и заставляла соглашаться на совершенно идиотские вещи.

Например, учить этого дурака рунам.

С этим надо было срочно что-то делать. Локи чувствовал: еще немного – и Тор поймет, что силой своего обаяния может вертеть новым приятелем, как хочет. Внезапно в памяти всплыл давний, почти забытый разговор с отцом.

- Запомни, сын: в жизни самое главное – не давать никому садиться тебе на шею, - учил Лафей. – Не занимайся пустой благотворительностью: если ты помогаешь кому-то, убедись, что он готов сделать то же для тебя. А лучше – пусть он сам тебе для начала поможет. Так надежнее.

Локи далеко не все понимал из того, что говорил отец, однако очень старался запомнить как можно больше.

- Не упускай своей выгоды и никогда не подстраивайся под чужие ожидания. Всегда будь на своей стороне, и ни на чьей другой. Понял?

Локи послушно кивнул.

- Я просто хочу, чтобы ты не повторял моих ошибок, - Лафей потрепал сына по взлохмаченным волосам. – Ошибаться в тех, для кого пожертвовал всем, бывает очень... - он задумался, подбирая нужное слово. - Очень неприятно.

- Предлагаю бартер: я тебе помогаю, а ты за это кормишь меня обедом, - Локи решил, что пришло время диктовать условия и получать свою выгоду. - Идет?

- А то! – Тор с чувством потряс протянутую руку. – Это само собой, я ж и так твой должник. Ты не представлешь, как отец офигел, когда узнал, что меня приняли!

- Почему же? Вполне представляю, – съязвил Локи.

- Он аж сел, где стоял! – Тор был в восторге. – Так что проси, чего хочешь – все сделаю.

- Я подумаю, - ответил Локи. По возвращении в общежитие он решил составить список необходимых для жизни вещей и заставить Тора обеспечить их наличие.

- Кстати, я так и не спросил, откуда ты к нам приехал, - неожиданно опомнился Тор.

- Из Етунхейма, - Локи подумал о том, чтобы заказать себе стикер на лоб с соответствующим ответом.

- Да ладно? Получается, ты…

- Полукровка, - Локи не надо было слушать вопрос, чтобы ответить.

- Обалдеть, - коротко прокомментировал новость Тор, и больше к этой теме не возвращался.
За это Локи был чрезвычайно ему благодарен.

… Прогулка прошла в почти дружеской обстановке. Бальдр периодически пытался завести разговор о тьме в душе истинного творца, но другие категорически не поддержали эту тему.

Локи провел время чрезвычайно продуктивно: его провели по центру города и показали огромное золотое здание Парламента, сводили на смотровую башню, нарисовали карту городских телепортов, покормили мороженым и проводили до общежития.

- Можно я в понедельник зайду за тобой? – предложил Тор, прощаясь. – Вместе в универ ходить будем. Мне как раз по пути.

Усилием воли Локи проглотил все язвительные комментарии вроде «Что, страшно одному-то?» и с улыбкой ответил:
- Хорошо, буду ждать.

- Да, чуть не забыл! – Тор хлопнул себя по лбу. – Я тебе яблоко принес. Из сада валькирий, - он достал из кармана большое золотисто-желтое яблоко. – Попробуй, они вкусные.

- Спасибо, - Локи смутился. Он совершенно не привык ждать от окружающих заботы – пусть даже такой крохотной.

- Увидимся, - Тор хлопнул его по плечу и побежал догонять друзей.

Локи не сдержался и начал грызть яблоко еще на лестнице. Оно и правда было ужасно вкусным: ароматным, сочным, чуть с кислинкой.

«Хоть бы Фандрал куда-нибудь делся», - мечтал Локи, открывая дверь. Это стало бы достойным завершением отличного дня.
Увы, сосед был на месте.

- Я слышал, етуны могут есть только сырое мясо, - Фандрал не смог удержаться от ценного замечания.

- Мне становится интересно, где ты почерпнул столько нелепого бреда про нас, - Локи с хрустом откусил от яблока еще один кусок.

- Что, не так? – с сомнением протянул Фандрал.

- Жаль тебя разочаровывать, но не так, - Локи развел руками. - Зато иногда мы едим сердца тех, кто слишком много болтает, - добавил он вкрадчивым глубоким голосом.

Фандрал побледнел и уполз под одеяло.

- Спокойной ночи, - ласково пожелал соседу Локи. – Если приснятся кошмары про съеденное сердце, не кричи слишком громко.

***
С началом учебы Тор стал заходить за Локи каждый будний день. Иногда он терпеливо ждал копушу у выхода, но чаще не ленился подниматься на этаж и практически силой доставать несчастного из кровати.

- Как ты можешь быть таким возмутительно бодрым? - бормотал сонный Локи. Он ненавидел вставать к первой паре.

- Я просто рано ложусь! – энергично восклицал Тор, вытряхивая приятеля из теплого одеяла.

Наблюдая за этой трогательной картиной, Фандрал вполголоса предупреждал Тора, чтобы тот не злил дикого опасного етуна.
Одинсон в ответ только смеялся и быстрее подгонял друга к шкафу.

Зато днем Локи отыгрывался на любителе ранних подъемов сполна.

- Ты чего на крыльце сидишь? – он со спины подкрадывался к Тору. – Пара через две минуты!

- Слушай, я не пойду, - лениво тянул тот. – Мы с ребятами слинять думали, погулять, пока погода хорошая. Пойдешь с нами?

- Я никуда не пойду, как, впрочем, и ты, - отрезал Локи. - Твои ребята могут делать, что хотят, а ты в темпе движешься со мной на пару. Хватит прогуливать профильный предмет!

- Да какой смысл ходить? – Тор чуть ли не хныкал. - Все равно ты за меня домашки делаешь.

- А экзамен тоже я за тебя сдавать буду? – иронически вопросил Локи. – Пошли уже, лентяй.

Тор вставал и обреченно тащился на скучную лекцию.

Неудивительно, что друзья Одинсона постепенно проникались к Локи неприязнью. Выказывать ее открыто они опасались, но это казалось временной уступкой. Особенно обижалась Сиф: она не простила, что ее место рядом с Тором занял Локи - теперь эти двое на всех парах садились вместе.

Локи старался не думать о том, как действовать в случае скандала. Его больше волновало, каким образом Тор сдаст неумолимо приближавшуюся зимнюю сессию. Учиться за двоих оказалось нетяжело: Тор аккуратно перекатывал то, что делал Локи, не удосуживаясь хоть немного понять материал, и это пугало. Впрочем, Локи наивно верил, что до декабря Тор все-таки возьмется за ум и выучит хотя бы правила чтения рун.

В октябре начался краткий курс по руническим гаданиям. Тор неожиданно заинтересовался этой дисциплиной и даже умудрился получить по ней зачет автоматом.

- И почему говорят, что это для девчонок? – недоумевал он.

- Так уж сложилось, что обычно женщины интересуются предсказанием судьбы. Знаешь, всякие там гадания на жениха и прочее подобное, - Локи ухмыльнулся. – Тебе-то жених без надобности.

- Не, погоду и то интереснее предсказывать, - отмахнулся Тор. – Будущее вообще-то не одними женитьбами ограничивается, - добавил он со значением.

- Слушай, а погадай мне, - вдруг попросил Локи. Он сам не понимал, с чего ему внезапно захотелось этого. ОбычноЛоки старался не загадывать в будущее, но идти на попятную было поздно: вопрос уже прозвучал.

- Зачем? – удивился Тор. – Ты и сам хорошо гадаешь.

- Просто любопытно, - пожал плечами Локи. - И рука у тебя легкая. Погадай, - повторил он. – Вытяни руну для меня. Себе – неинтересно, - он коротко улыбнулся.

- Хорошо, - Тор выглядел несколько сбитым с толку, однако послушно потянулся к мешочку с рунами и вытянул одну. – Перт, - огласил он результат.

- Интересно. Все тайное станет явным, и покрова будут сорваны, - Локи ухмыльнулся. – Даже страшно как-то.

- И что ты от меня скрываешь? – шутливо спросил Тор.

- Пока не знаю, - неожиданно серьезно ответил Локи.

- Эй, ну что ты? – Тор с беспокойством посмотрел на друга. - Это же просто гадание, игра. Не бери в голову.

- Я знаю, - кивнул Локи.

Его вдруг укололо смутное, недоброе предчувствие.
«Будь осторожнее с Тором Одинсоном», - твердил отец почти в каждом письме, но на все расспросы о причинах такой настойчивости отвечать отказывался. Локи подозревал в этом какую-то некрасивую грязненькую тайну и в глубине души не желал, чтобы она когда-нибудь открылась.
Он не любил разочарований.

***
Осень пролетела незаметно.
Наступила зима, которая, как и предрекал Лафей, была немногим мягче етунхеймовской. Впрочем, отец писал, что в этом году у них по закону подлости сплошь оттепели. Студенты нервно готовились к сессии, и Локи не был исключением. Однако больше собственных результатов его беспокоили успехи Тора.
Тот по-прежнему совершенно не желал учиться.

- Ни хрена не понимаю! – обреченно воскликнул Одинсон, откинувшись на спинку стула. – Что ж такое!

Вот уже не первый вечер Тор торчал в общежитии у Локи и пытался въехать в хитросплетения рунической письменности. Устав спотыкаться об утомительного гостя, Фандрал раздраженно предложил ему переехать окончательно.
Самое страшное, что Тор был не против.
Против был Локи, который не собирался уступать свою кровать в пользу друга.

- Эти руны какие-то совсем одинаковые…

- Учить раньше надо было. Ты даже порядка букв в эттирах не знаешь! - недовольно пробурчал Локи. На часах было полвторого, и он очень хотел спать, а не растолковывать этому тупице азы рунической грамматики, благополучно пройденные еще в сентябре.

- И зачем эти руны вообще сдались? – не удержался от шпильки Фандрал. – Тоска какая-то, а не наука.

- Технарям не понять, - гордо парировал Локи. – Так, Тор, давай еще раз, - он открыл учебник. – «Основной особенностью рунического алфавита, отличающей его от всех прочих, является особый порядок букв. В современном языкознании принято разделять…»

- Не могу больше! – взмолился Тор. - Правда, не могу. Как слышу эту муть – так сразу засыпаю. Может, ты вместо меня сдашь? – с надеждой спросил он. - Или пусть отчисляют, не жалко – сил никаких уже нет, - Тор устало бился лбом о стол.

- Ну уж нет, тебя не отчислят. Этого я не допущу, - Локи вспомнил летний разговор с деканом. – Но за тебя я сдать не могу – как ты себе это представляешь? Проще Фандрала за тебя послать, вы хоть оба блондины.

- Я не знаю рун! – быстро взял самоотвод сосед.

- Вот видишь, Фандрал такой же тупица, как и ты, - продолжил Локи, игнорируя негодующие вопли. – Но ему простительно, он вечный двигатель разрабатывает. А ты…

- Знаю-знаю, я дурак, мне лишь бы на тренировку удрать, зря я вообще сюда поступать стал, надо было в военное училище… - заученно оттарабанил Тор. – Как обидно, что курс по трансформации у нас только в следующем году будет! Так бы мы быстро проблему решили...

Повисло молчание, нарушаемое лишь приглушенными вздохами Фандрала над очередным мудреным чертежом.

- Ты гений. Ты просто гений, Тор, - прошептал Локи, снимая с полки толстую книгу в непрозрачной черной обложке. – Пошли-ка в душ, - внезапно предложил он. В зеленых глазах горел азарт.

- Что?

- В душ пошли, я сказал. Быстро, - под двусмысленные смешки соседа Локи потянул Тора за собой.

***
- И зачем мы здесь? – поинтересовался Тор, когда Локи на защелку закрыл дверь.

- Нас не должны застукать. Тут безопаснее всего, - ответил Локи и добавил:
- Ты напомнил мне одну важную вещь. Есть заклинания, которые могут создать иллюзию транcформации.

- Как это?

- Неважно, это часть етунской традиционной магии. У меня с ней проблемы, но можно попробовать, - с этими словами Локи открыл свою книгу. – Дай мне руну Дагз. Своей рукой, - попросил он.


Тор подчинился. Ладонь у Локи была сухая и горячая.

Следующие пятнадцать минут прошли под невнятные бормотания Локи. Кажется, он читал заклинание на древнем, в настоящий момент совершенно забытом, языке етунов.

- Все, - устало выдохнул Локи, поднимаясь с колен. – Ну как, получилось?

- А что должно…- начал было Тор и не смог договорить. Перед ним стоял его двойник. Точная копия. Даже родинка на правом виске - и та была!

- По глазам вижу – все получилось, - усмешка Локи на лице Тора смотрелась чужеродно. – К сожалению, этой магии хватает лишь на полчаса. Поэтому завтра я первым делом сдам экзамен за тебя, и только потом – за себя. Тебе это время лучше бы пересидеть там, где тебя никто не найдет.

- Опять! - обреченно выкрикнул Тор.

- Что "опять"?

- Ты опять меня выручаешь, а я… - Тор вздохнул.

- А ты покормишь меня обедом, - Локи рассеял иллюзия и снова стал самим собой. – И можешь купить мне новую шубу, а то что-то холодать стало.

***
Экзамен снова принимал декан. Это вызвало оптимизм: в день вступительного экзамена с ним удалось договориться.

…Сдавать за себя было гораздо сложнее, чем за Тора.
Необходимость давать внятный ответ, одновременно сохраняя иллюзию и хоть как-то соответствуя образу, было нелегко. Однако взять себя в руки и зайти на эшафот повторно было несоизмеримо труднее. Но Локи справился и, кажется, неплохо.

- Прекрасный ответ, - похвалил профессор белого, как снег, Локи. – И блестящая подготовительная работа.

- Подготовительная работа? О чем вы… - слабым голосом начал тот.

- Не надо пытаться меня обхитрить, - довольно жестко ответил декан. – Ты хорошо изобразил своего друга, но слишком уж вы разные для полного сходства. Впрочем, на этот раз я сделаю вид, что ничего не заметил. Но в следующую сессию он должен сдать все сам. Это мое условие. Ясно?

- Предельно, - Локи дрожащими руками забрал зачетку.

Тор все это время стоял под дверью:
- Все хорошо? – взволнованно спросил он.

- Да, - Локи устало оперся о его руку. – За исключением того, что нас раскрыли.

На Тора было жалко смотреть. В его глазах застыла обреченность: он понимал, что перспектива краснеть от собственной тупости неизбежна, как приход нового года.

- На первый раз простили, но в следующий раз тебе придется сдать все самому.

- Я сдам! – Тор на радостях стиснул Локи в объятиях. – Ты же мне поможешь?

- Куда денусь, - сдавленно прохрипел Локи. - Но желательно начинать помогать не в последнюю ночь перед сдачей.

Остальные экзамены в эту сессию Тор каким-то образом сдал сам.
Исключительно на тройки.

Локи умудрился простудиться аккурат в канун Йоля. Это стало для него полной неожиданностью: как же так, ведь он почти не мерз! Разве что самую малость. Но жизнь была жестока и безжалостно платила насморком за демонстративное пренебрежение шубой из шкуры белого медведя.

- Надо же, а я думал, что етуны не болеют... - глубокомысленно протянул Фандрал, глядя на поминутно чихающего Локи.

- Ты ог'ганически не способен думать пг'о нас пг'авильно, - прогнусавил Локи, хлюпая носом. - Настоятельно г'екомендую пег'естать думать в пг'инципе.

Фандрал посмотрел на страдающего больного почти с жалостью.

- Я уезжаю до конца праздников, - сказал он. - Смотри не помри тут.

- Постаг'аюсь специально для тебя, дог'огой сосед, - мрачно отозвался Локи и закашлялся.

- Вот зараза, - ругнулся Фандрал. - Пойду-ка я от тебя подальше, не то сам заболею, - он закинул на плечо сумку и едко бросил:
- Не скучай один. Тор ведь будет с друзьями отмечать, так ведь?

Локи в ответ мстительно чихнул.

- И тебе хороших праздников, - доброжелательно пожелал Фандрал на прощание.

***
- Болеешь? - Тор, как обычно, не утруждал себя стуком в дверь.

- Как видишь, нет. Просто умираю, - прохрипел Локи. К вечеру ему становилось только хуже: температура поднималась, нос и уши закладывало, боль в горле не позволяла нормально дышать - не то, что глотать. Постепенно Локи приходил к мысли, что смерть - единственное спасение из этого простудного ада.

- Жалко, - Тор грустно посмотрел на друга. - Я хотел тебя с нами позвать отмечать.

- Не выйдет, - констатировал очевидное Локи. - В этот раз без меня.

- Ага, - Тор явно мучился, не зная, что еще сказать. - Ну... Выздоравливай, что ли. Я пойду, можно? - немного виновато спросил он.

- Я тебя что, держу? - неожиданно зло отозвался Локи. - Иди, развлекайся.

На душе было гадко: то, что Тор не променяет дружескую попойку на сомнительное удовольствие сидеть у постели безнадежно больного, было ясно и без дополнительных объяснения. Однако от этого понимания не становилось менее тоскливо. Локи никогда не питал иллюзий относительно дружеских качеств Тора: он был слишком эгоистичным, слишком зацикленным на себе, чтобы обращать внимания на других. Но именно сейчас Локи хотелось, чтобы этот невыносимый заносчивый тупица посидел рядом и рассказал очередную идиотскую байку из своей жизни.

"Мне наверняка недолго осталось, - ипохондрически подумал Локи, запирая дверь на ключ, чтоб не ходили всякие и не мешались. - И кто за него руны сдавать будет, если я умру?" - с этой светлой мыслью он заснул.

...Локи проснулся от того, что кто-то настойчиво ковырялся в замке, явно намереваясь вскрыть его.

- Сон и бред, - буркнул он, снова закрывая глаза.

Копошение за дверью и не думало стихать. Неизвестный пыхтел, дергал за ручку и не был настроен уходить, не добившись своего.

"Меня пришли грабить и убивать", - мрачно подумал Локи. Ему вовсе не было страшно – очевидно, температура сказывалась. Прокашлявшись, Локи грозно выкрикнул:
- Кто здесь?

- Это я! - отозвался грабитель голосом Тора.

- Ты? - не поверил своим ушам Локи. - Ты - в смысле, ты?

- А кто ж еще? - весело ответил Одинсон.

- Зачем ты ломаешь мою дверь? – Локи задал самый дурацкий вопрос из всех возможных. Впрочем, он давно заметил, что разговоры с Тором обычно несут в себе легкий оттенок безумия.

- А она не открывается! - Тор никогда не изменял своей особой, внутренней логике. - У меня с собой как раз кусочек сломанного пера нашелся, вот я и решил попробовать...

- Мог бы просто постучать, - буркнул Локи, открывая замок и щурясь от льющегося из коридора света.

- Я не хотел тебя будить, - Тор широко и немного пьяно улыбнулся, добавляя:
- С праздником, что ли.

Локи решил не заострять внимание на том, что под звук взламываемой двери спать гораздо сложнее, чем под банальный стук.

- С праздником? – переспросил он. – Сейчас что, уже полночь? Это сколько же я проспал, получается…

- Сейчас полвторого, вроде. Думал раньше прийти, но ребята не пускали, - Тор виновато посмотрел на друга. - Можно, я войду?

- Да пожалуйста, - Локи снова лег на кровать и закутался в одеяло. - Почему ты вдруг решил променять веселую компанию на мое унылое общество?

- Дело у меня к тебе, - Тор вмиг посерьезнел.

- Дело? – Локи судорожно пытался сообразить, чего могло понадобиться нетрезвому Тору глухой ночью в его комнате. По всему выходило, что ничего. Не учебник же по рунам, действительно?

- Ну, вроде того, - Тор как будто смутился. - Знаешь, я давно хотел тебе сказать одну вещь, - он решительно плюхнулся на кровать, прямо на ноги Локи. Тот недовольно ойкнул, но Одинсона это не остановило:
- Ты ржать будешь, как обычно, но я все равно скажу, понял? - добавил Тор почти с угрозой.

- Говори, я не в том состоянии, чтобы насмехаться, - миролюбиво ответил Локи.

- Локи, я... - Тор вцепился в запястье приятеля так крепко, будто тот мог удрать. - Вернее, не так: ты!

- Я? - Локи казалось, что где-то он уже слышал нечто подобное. Или читал о таком где-то?

- Ты, - Тор сделал паузу. - Ты мой самый лучший друг, Локи, - произнес он на одном дыхании.

«Это сон. Я сплю», - подумал Локи. Однако придавленные Одинсоном ноги болели так сильно, что в реальности происходящего сомневаться не приходилось.

- Понимаешь, все остальные – они не такие, как ты, - продолжал тем временем Тор. – Они – сыновья отцовских друзей, а это совсем не то, ты же понимаешь! Вот у твоего отца есть друзья?

- Не думаю, - покачал головой Локи. «Он повывел их вместе с врагами, за компанию», - добавил он мысленно.

- А, неважно, - отмахнулся Тор. – Важно – что они как будто… Ну, всегда со мной были, как семья. Они хорошие ребята, и я их люблю, но это не то совсем, что с тобой! Они не мои. А ты – мой, понимаешь?

Локи сипло вздохнул. Тор, должно быть, порядочно напился, раз говорит такие странные вещи.
А Локи, должно быть, порядочный кретин, раз слушает этот восторженный бред с открытым ртом и бешено стучащим сердцем.
Или нет, даже не кретин – доверчивый провинциальный простак.
От этой мысли Локи стало обидно. Что за непрошенное собственничество? С каких это пор Одинсон возомнил, что Локи принадлежит ему?

«С момента, когда ты начал решать за него все проблемы?» - ответил незримый голос.

«Но он тоже помогает мне!» – заспорил Локи, начисто забыв, что с внутренними голосами не то что спорить – разговаривать не стоит.

«Чем? Тем, что приходит к тебе, когда вздумается, пудрит мозги идиотскими признаниями и уходит?» - невидимый собеседник захохотал.

- Эй, ты слышал, что я сказал? – Тор подергал друга за рукав.

- А? Да, - Локи вернулся в реальность и вдруг понял, что выглядит совершенно по-идиотски: растрепанный, в бабушкином свитере и с распухшим красным носом.

- И что ты скажешь? – напряженно спросил Тор.

- Скажу, что ты пьян, - коротко ответил Локи. – Так ведь?

- Вовсе нет, - оправдывался Тор. - Разве что чуть-чуть.

- «Чуть-чуть»! - передразнил его Локи. – Хватит врать. И встань с моей ноги, больно.

Тор молча поднялся.

- Зря я это все тебе сказал, да? – спросил он после паузы.

- Зря, - скрепя сердце согласился Локи. Ему очень хотелось сказать противоположное, но он не позволил себе этой слабости.

- Я тогда…

- Иди, - Локи демонстративно отвернулся носом к стенке.

Когда за Тором закрылась дверь, Локи вспомнил, что ему напомнил монолог Тора: сцену из моралистического любовного романа, где благородный герой делал предложение строптивой невесте.

«Немедленно спать!» - постановил Локи и задремал.

В следующий раз Тор навестил Локи двадцать пятого декабря.

- Я слышал, у тебя сегодня день рождения, - несмело начал Одинсон, стоя на пороге.

- Ненавижу его, - с чувством отозвался Локи. Он лукавил: никакой острой неприязни он к этому дню не испытывал – скорее, не видел смысла в широком праздновании очередной скучной даты. Но немного драматизма никогда не повредит.

- А я все равно тебя поздравлю, - самоотверженно произнес Тор. – Я тебе шубу обещал, помнишь? Только я в них ничего не понимаю, так что выбери себе сам, - на стол легла пачка новых купюр.

- Ты… серьезно? - смутился Локи. Он действительно не ожидал, что Тор так просто выполнит его желание. – Я думал, ты забыл. И вообще, я пошутил тогда! Но спасибо, - он улыбнулся.

Локи любил деньги и знал за собой эту слабость.
Безденежье раздражало и угнетало. Никогда прежде у него не было такой большой свободной суммы. Суммы, которой он мог распорядиться так, как хочется, без оглядки на отца и на завтрашний день. Локи посмотрел на Тора с благодарностью: что ни говори, подарок он выбрал идеальный. Самый лучший.

- Ты ведь не злишься на то, что я тебе на Йоль наговорил? – вдруг негромко спросил Тор. – Сам не знаю, что на меня нашло.

- Я уже все забыл, - соврал Локи. На самом деле, он зачем-то запомнил каждое слово, и выкинуть из головы хотя бы часть не получалось.

Тор просиял:
- Вот и отлично! Я, если честно, и сам толком не помню, чего тогда наболтал, - признался он. - Помню только, что ты обиделся.

- И на том спасибо, - съязвил Локи. Почему-то от того, что Тор легко забыл все сказанное в ту ночь, на душе стало спокойно и немного пусто.

***
Праздничные каникулы оказались до обидного короткими: Локи только успел вылечить простуду, как уже начался новый семестр. Скучные пары, новые предметы, билеты к летней сессии – все это катилось, как снежный ком, утягивало за собой.
Единственной отдушиной были короткие перерывы.

- Хочу девушку найти, - мечтательно протянул Тор как-то за обедом.

Локи подавился чаем:
- Что, прости?

- Девушку найти хочу, - послушно повторил Тор. – Отец задрал уже: «Когда нас познакомишь со своей подружкой, когда?».

- А при чем тут отец? Ты же девушку хочешь, – Локи понимал, что всю глубину отношений в семье Одинсонов ему не постичь никогда.

- Да при том! – Тор глубоко вздохнул. - Он же военный, у них все по регламенту: в моем возрасте пора найти себе девчонку. Значит, надо искать.

- Непростой человек твой отец, - деликатно отметил Локи.

- Еще какой! – поддержал его Тор. – Еще б сказал, где эту девушку искать…

- А поговори с Сиф, пусть она твою девушку изобразит на пару вечеров, – выдвинул кандидатуру Локи.

- Не, она потом не отстанет, - поморщился Тор.

- Других не знаю, - развел руками Локи.

- Слушай, а может, мы тебя с отцом познакомим? – весело предложил Тор. – Нарядим тебя в платье, накрасим, ты иллюзию какую-нибудь изобразишь – и прокатит!

- Нет, Тор, - поморщился Локи. - Категорически нет. Некоторые етуны любят принимать женский облик, но я не из таких. А без перевоплощения халтура выйдет.

- Но почему? Это же всего на один вечер! - настаивал неугомонный Тор. - Отец никогда тебя не видел, не спалит.

- А вдруг потом увидит? Вдруг я к тебе в гости когда-нибудь зайду? – резонно спросил Локи. - Или еще лучше: нас твой ненормальный Бальдр сдаст. Уж он-то точно меня узнает! Тогда твой отец навеки в тебе разочаруется, - добавил он пафосно. - Возможно, даже лишит наследства.

- Какое там наследство…

- Конкретно какое – не знаю, но подозреваю, что немаленькое, - хмыкнул Локи.

- Значит, точно девушкой не будешь? – уточнил Тор.

- Не буду, - помотал головой Локи. – Но у меня, кажется, есть план получше, - он тонко ухмыльнулся.

- Какой? – в голосе Тора слышалось напряжение.

- Сейчас увидишь, - Локи поднялся со стула и легкой походкой подошел к стайке увлеченно болтающих старшекурсниц.

- Прошу простить мою наглость, - начал он, обращаясь к высокой рыжей девушке, - но нам очень нужна ваша помощь.

- Нам? – нахмурилась девушка.

- Мне и моему другу, - Локи скромно опустил глаза. - Видите ли, вы очень ему понравились. Но Тор так робок, что стесняется первым заговорить с вами. Вот и послал меня.

- Смело с вашей стороны, - девушка ухмыльнулась. Локи посчитал это хорошим знаком, и пошел в дальнейшее наступление:
- Не согласились бы вы скрасить сегодняшний вечер…

Судя по застывшей улыбке, девушка была согласна на все.

…Через десять минут Локи снова сидел напротив Тора.

- Сегодня у тебя свидание с той очаровательной особой, что беседовала со мной, - светским тоном сообщил он. – Я иду с вами, если ты не против. Хочу все проконтролировать.

- Разумеется, не против! Я сам тебя хотел об этом попросить, - радостно откликнулся Тор. – Понятия не имею, как надо себя вести, а когда ты рядом - спокойнее. Но все-таки, - он восторженно посмотрел на друга, - как ты это сделал? Почему она вообще ответила тебе, а не послала?

- Етунская магия, - небрежно бросил Локи.

Только он один знал, как дорого ему далось это наглое беспардонное заигрывание с незнакомой девушкой. Радовало одно: Тор был явно впечатлен талантами Локи.
И когда это успело стать лучшей наградой?

***
- Да что ж такое! – взвыл Тор. – Тебе никто из них не нравится.

- Не нравится, - согласился Локи. – Потому что они все тебя недостойны. Либо слишком глупые, либо слишком болтливые, либо слишком вульгарно одеваются.

- Как все? А как же Джейн? – заспорил Тор. - Джейн – классная. И умная, почти как ты.

- Поэтому мне и не хочется отдавать ее в твои лапы, - Локи ухмыльнулся. - Не хочу, чтоб ты сбивал ее с пути.

- Но ты же сам говорил, что это на один вечер – для отца, - буркнул Тор.

- Ты можешь увлечься, - безапелляционно ответил Локи. – А отцу скажешь, что тебе не до девушек. Ты увлечен учебой и планируешь в будущем стать крупнейшим исследователем в области древних рун. Это его порадует, я уверен.

- А вот я – не очень уверен, - с сомнением покачал головой Тор. Внезапно в его глазах вспыхнуло любопытство:
- Слушай, Локи, а почему у тебя нет девушки?

- Потому что вместо свиданий я учу одного тупицу рунам.

- А была когда-нибудь? – не отставал Тор.

- Нет, - отрывисто ответил Локи, увлеченно смахивая невидимые пылинки с новой шубы.

- Да ладно? А у меня – были, - похвастался Тор. – Ничего серьезного, чисто для опыта.

- Я себе представляю, - Локи снисходительно усмехнулся. – Пару раз ходил с друзьями в бордель?

- Как ты догадался?! – шепотом спросил пораженный Тор.

- Тут много ума не надо.

- Неужели тебе никогда не хотелось даже в бордель сходить? – терзал друга Тор.

- У меня другие интересы, - Локи холодно смотрел на Тора. – Прошу, давай закончим этот дурацкий разговор.

- И все-таки?

- Тор, я не хочу это обсуждать, - Локи недовольно прищурился. – Давай лучше поговорим о том, как тебе удастся выучить двухсеместровую программу по рунам за один семестр…

Тор начал вяло оправдываться, но Локи не слушал его. Его мучила одна очень назойливая мысль...

До последнего времени отсутствие интереса к девушкам совершенно не беспокоило Локи.
Вернее - до момента, пока этим вопросом всерьез не заинтересовался Тор. Локи усиленно пытался вспомнить, была ли в его жизни хоть одна девушка, к которой он испытывал сильную симпатию – и не вспомнил. Из чего следовало, что таких девушек не было.

Локи попытался мыслить шире – был ли во всем мире хоть один человек, к которому Локи испытывал привязанность? Не беря в расчет любимого вредного отца. Ответ был очевиден.
Ответ шел рядом и, как обычно, болтал какую-то чепуху.
В памяти снова появилась проклятая йольская ночь.
«Они все не мои, а ты - мой».

«Нет, - строго сказал себе Локи. – Нет. Нельзя. Руны. Экзамены. Аспирантура. Профессор рунологии Локи Лафейсон». Эти честолюбивые мысли несколько примирили его с собственным смутным душевным состоянием.

«Ты проиграешь в момент, когда позволишь эмоциям взять верх над тобой», - говорил отец.
И был наверняка прав, как и всегда. По крайней мере, проверять не тянуло.

- Я придумал, что нам надо поменять, - невпопад проговорил Локи.

- Где? – не понял Тор.

- В методике твоего обучения, - пояснил Локи. – С этого дня – никакой теории, только практика.

Никаких чувств, только взаимная выгода.

***
Локи быстро утвердился в своем мнении: Тор был практиком во всем, включая руны. Если не мучить его теорией и сразу заставлять решать тесты, результаты были потрясающими. Что самое интересное, Тор сам увлекся древними рунами: ему явно было приятно, что усилия приносят плоды.

Фандрал устал выгонять Тора из общей комнаты и смирился, что гость порой засиживается допоздна. Только язвил иногда, что Локи пора завести сдвоенную кровать – чтобы даже ночью не расставаться со своим любимым учеником.
Такие замечания всегда беспричинно сильно злили Локи.
Тор, по обыкновению, только смеялся над такими выпадами.

…После двух месяцев упорной работы Тор впервые сделал совершенно идеальный перевод.

- Никогда не думал, что скажу это, но ты молодец, - Локи устало улыбнулся. – Ни одной ошибки.

Тор весь светился самодовольством и старался не зевать слишком широко.

- Уже почти четыре утра, - Локи посмотрел на часы. – Может, попрощаемся до завтра уже?

Но у Тора было другое мнение:
- Слушай, ты не против, если я у тебя переночую? Все равно ведь в универ вместе пойдем.

Локи почувствовал легкий озноб.

- Я не против, - начал он, - но у нас всего одна… Эй, Тор, ты что делаешь?

- Укладываюсь спать, - Одинсон прямо в одежде рухнул на кровать и забрал себе подушку. - Ты же не против, сам сказал.

- Какой ты все-таки наглый, - Локи грустно смотрел, как его любимое одеяло также переходит в безраздельное владение узурпатора.

- Да ладно, что ты злишься? – Тор сонно потянулся. - В тесноте да не в обиде.

- У меня спина завтра не разогнется, - мрачно проговорил Локи. – И вообще, мог бы сначала…

- Хватит болтать, иди ко мне, - Тору явно надоело слушать нравоучения.

Локи прикрыл глаза: Тор явно не утруждал себя мыслями о том, как звучат его слова, произнесенные вслух.
«Иди ко мне».

Локи чувствовал, что все его разумные доводы и амбициозные планы разбиваются об это «иди ко мне». Ему совершенно не нравилось, какую форму начинала принимать его невинная дружеская привязанность.

«Не допущу», - мысленно прошипел Локи. Он чувствовал, что краснеет при одной мысли, что сейчас ему придется лечь рядом с Тором.

- Чего застыл? – грубовато спросил Одинсон.

- Я? Нет, ничего, - Локи старался не смотреть ему в глаза.

– Стесняешь, что ли? – хмыкнул Тор. – Зря! Ты же мне как брат!

- В прошлый раз я был твоим лучшим другом, - не удержался от подколки Локи. Он забыл, что по официальной версии не должен этого помнить.

На долю секунды повисло глухое молчание. Даже Фандрал перестал храпеть.

- А ты говорил, что забыл, - негромко заметил Тор.

- Ты тоже, - парировал Локи.

В воздухе чувствовалось напряжение, и теперь…
Теперь Локи, к ужасу своему, понимал, как его разрядить. Стоит только поднять глаза и посмотреть на Тора тем взглядом, которым он в данный момент прожигал ковер – и все станет на свои места. Все будет слишком очевидно, даже для Тора.
Который, к своему счастью, по-прежнему ничего не понимал.

- Давай спать, - быстро проговорил Локи, ложась рядом и укрываясь куском одеяла.

- Ага, - неожиданно легко согласился Тор. Он обнял Локи за плечи и притянул к себе.

«Чтоб тебя», - неласково подумал Локи.
Всю ночь он не сомкнул глаз. Трудно уснуть, когда тебе беспрестанно дышат в ухо, тыкаются в плечо, пытаются обнять покрепче и прикасаются так, что хочется развернуться и оплеуху отвесить - за вопиющую наглость.
Лишь под утро Локи удалось вздремнуть.
Но его быстро разбудил Фандрал.

- А я знал, что все этим кончится, - критически посмотрев на парочку, заключил он. – Потому что вы, етуны, – извращенцы!

- Ты не так все понял, - сонно пробормотал Локи. – Ничего не было. Мы даже одеты, видишь?

- Оправдывайся, - Фандрал уже все для себя решил и шел на кухню за чаем, явно окрыленный новым знанием.

- Ты разрушаешь мою жизнь, Тор, - зло проговорил Локи, выпутываясь из крепких объятий.

Тор безмятежно дрых, явно не заботясь о чужой репутации.





@темы: AVENGERS, Loki, Тор/Локи, слеш, фанфик